У Анатолия Быкова разглядели лицо сепаратиста

Арест авторитетного предпринимателя из Красноярска вытекает из страха пока еще виртуального сибирского сепаратизма. Поводом послужило скандальное интервью о грабеже края Москвой.
13.07.2020
Но взяться за Быкова сразу значило привлечь внимание к его выступлению. Куда грамотнее оказалось выждать десять месяцев и подготовить чисто уголовное обвинение, не имеющее отношения к политике.

Два снаряда в одну воронку

Обратившись 31 мая из следственного изолятора к Владимиру Путину, красноярский политик, бизнесмен и авторитет Анатолий Быков напомнил, что «это уже 20 лет назад проходил в городе Москва, в Мещанском суде».

Действительно, параллели между тогдашним и нынешним арестами налицо. В 1999 году неприятности Быкова начались с заявления его бывшего приятеля, арестованного в Греции Владимира Татаренкова (Татарина). Татаренков предъявил Быкову длинный список убийств. По его словам, по приказу партнера были ликвидированы криминальные авторитеты Юрий Толмачев (Толмач), Виктор Липнягов (Ляпа), Александр Синьковский (Синий), множество других бандитов, а также законопослушные бизнесмены из города Назарово Олег Губин и Сергей Скоробогатов.

Сейчас история повторяется. Тот же самый Татаренков опять обвинил Быкова в убийстве. На этот раз — соратников из своей группировки, Кирилла Войтенко и Александра Наумова, которых Быков якобы счел ответственными за покушение на себя и заказал Татарину. Тот был признан виновным в убийстве и получил в 2012 году 13,5 лет, а теперь вдруг «вспомнил» о заказчике.

Выглядит не слишком убедительно. Особенно если учесть судьбу предыдущего признания. Уже 11 июля 2000 года Татаренков записал видеоролик, в котором полностью отрекся от своего списка, заявив, что правоохранители сулили ему 2 млн долларов и всячески угрожали, добиваясь «ложных показаний, которые бы позволили осудить А. П. Быкова». В итоге на процессе покойники из списка Татаренкова не фигурировали, а осудили Быкова 19 июня 2002 года за подготовку убийства своего бывшего компаньона Вилора Струганова на 6,5 лет условно. Потом добавили 1 год за укрывательство убийства Губина и тут же амнистировали.

Адвокат Быкова Генрих Падва не без оснований отметил, что подобный приговор — «это, конечно, косвенное признание его невиновности», вынесенный, чтобы не портить репутацию обвинения. (Примерно такое же впечатление производит и приговор по делу об убийстве Губина). Уже в 2005-м с Быкова сняли судимость вообще, что придало «правосудию» совсем уж анекдотический вид.

Когда же двадцать лет спустя его арестовали в третий раз и опять по заявлению Татарина, абсурдность происходящего превзошла сюжеты Кафки. Если Быков — заказчик множества убийц, то почему он непотопляем? А если нет, то что от него надо? Отчасти ответы на эти вопросы дает сам Челентано.

Воспитание крысиного волка

«Допустим, то, что я всех поубивал, — это правда, — говорил Быков следователю. — Но посмотрите на этих людей. Вы мне должны орден под столом дать, что я очистил эту землю от таких людей. А вы меня в тюрьму посадили. Значит, вам ближе эти люди».

Заявление циничное и в то же время наивное. Власть и персоны, назначенные ей в олигархи, — в данном случае Роман Абрамович и Олег Дерипаска — были куда прагматичнее. К братве относились как моряки к корабельным крысам, выращивая «крысиного волка». Технология простейшая: крупных и сильных особей запирают в помещении, где те едят друг друга, пока не остается самый свирепый. Это и есть «крысиный волк», которого выпускают на остальных крыс.

Похожая технология была отработана и в послевоенных сталинских лагерях. Администрация способствовала кровавым разборкам между «ворами», среди которых сотрудничать с администрацией и уж тем более служить в армии считалось «западло». Знаменитые «сучьи войны» 1945–1952 годов уничтожили значительную часть криминальных лидеров, и в Красноярске о них помнили прекрасно.

Начальник местного Управления по организованной преступности Владимир Агеев в 1994 году обещал руководству «влиять на криминогенную обстановку в городе и крае через две прогрессирующие группировки — Быкова А. П. и Толмача. При этом отдавая предпочтение группировке Быкова, который ранее несудим, более мыслящий, не поддерживающий воровские традиции, к мнению которого прислушиваются другие группировки не только Красноярска, но и края. Но учитывая, что лидер не должен быть один, поскольку в оперативном отношении его будет трудно контролировать, необходима оппозиция для регулировки баланса. В данной ситуации таким балансом будет группировка Толмача, лидер которой неоднократно судим, пользуется авторитетом среди судимых».

В дальнейшем «регулировку баланса» сочли излишней, и зачистка региона от «толмачей» и «ляп» шла параллельно с быковским покровительством будущих олигархов. В 1995 году нынешние лидеры русского списка Forbes Олег Дерипаска («Русал») и Владимир Лисин (Новолипецкий металлургический комбинат), а также входивший во вторую сотню покойный Дмитрий Босов («Сибантрацит») едва не погибли от гранатометов киллеров Татаренкова, когда ехали на собрание акционеров Ачинского глиноземного комбината. По признанию Босова, расстрел отменил лично главарь команды бывших спортсменов, кандидат в мастера по боксу Быков, узнав о готовившемся преступлении в последний момент.

В 1990 году Анатолий Быков переехал в Красноярск и создал свою первую фирму СТМ ― «Строительство, технологии, металл» ― при крупнейшем алюминиевом предприятии СССР Красноярском алюминиевом заводе. Через два года стал владельцем 10 % его акций, а в 1998-м был владельцем уже 28 % акций и председателем совета директоров. Параллельно Челентано озаботился объединением предприятий, связанных с алюминиевым производством края. В созданную им в 1995 году финансово-промышленную группу ТАНАКО наряду с КрАЗом вошли Ачинский глиноземный комбинат, Ачинский нефтеперерабатывающий завод, Красноярский металлургический завод, Красноярская ГЭС, банк «Металэкс», страховая компания «Медистал» и ряд других фирм, в которых работало 100 тысяч человек. Еще через три года Быков создал ООО «Красноярская топливная компания», координировавшее финансовые операции угольных разрезов края. Сын разнорабочего и уборщицы мог всерьез считать себя некоронованным королем крупнейшего российского региона, но те, кто выращивал из него «крысиного волка», думали иначе.

Напоминая президенту о прошлом аресте, Быков подчеркнул, что «тогда был мотив — передел алюминиевой промышленности в стране». И это действительно так. Пока Быкова таскали по следственным изоляторам, Дерипаска и Абрамович с помощью эмиссии сократили его долю в КрАЗе до 4 %, а совет директоров лишил Быкова поста председателя. У Быкова хватило ума понять, что сопротивление бесполезно, и он удовлетворился победой в Цюрихском арбитражном суде, обязавшем Дерипаску выплатить 107 млн $.

Тот выплатил, и, казалось, неприятности закончились. Быков выпал из обоймы алюминиевых магнатов, но остался одним из богатейших людей региона. В числе предприятий бывшего боксера фигурируют агропромышленный комплекс «Деметра», инвестиционная компания «Европа», завод по производству автомобильных дисков «СКАД» и ряд других фирм. Однако отчасти из желания защитить остатки своей империи от конкурентов, отчасти из-за амбиций Быкова неумолимо влекло в политику.

От перемены губернаторов...

Первый реальный политический опыт Быков получил в 1998 году, и он оказался отрицательным. Поддержка избрания отставного секретаря Совета безопасности Александра Лебедя губернатором Красноярского края не принесла ему дивидендов. С Лебедем они скоро поссорились, а Москва использовала конфликт для отъема КрАЗа. Она же воспрепятствовала попытке Быкова стать депутатам Госдумы, отказав ему в регистрации по списку ЛДПР Владимира Жириновского.

На региональном уровне на первый взгляд получалось лучше. В 2001–2011 годах Быков четырежды выиграл выборы в краевое Законодательное собрание, а на выборах 2013 года провел в депутаты своего племянника. Одновременно его список трижды проходит в горсовет Красноярска, получая от 25 до 40 % с лишним голосов и формируя одну из крупнейших фракций. Многие жители с охотой отдают голоса человеку, которого считают «своим парнем», да и к тому же не зазнавшимся, а тратящим большие деньги на благотворительность.     

Власти, как ни странно, такие результаты выгодны. Под знамена Быкова стекаются недовольные, которых достаточно много, чтобы оттянуть голоса от прочих оппозиционных партий, но не хватает, чтобы взять надежное большинство. Сам Быков понимает, что его успехи — чистая фикция. Вертикаль «Кремль — губернатор» сводит депутатский корпус к положению статистов.

Частая смена губернаторов (четверо за последнее десятилетие!) была выгодна Быкову, поскольку те всегда старались заручиться его содействием. Однако отношения с преемниками Лебедя — Александром Хлопониным, Львом Кузнецовым и Виктором Толоконским — не складывались категорически. Каждый раз Быков поддерживал очередного губернатора, в чем признался тот же Виктор Толоконский, а потом шумно ссорился с ним.

Последним шансом наладить отношения с властью стало избрание в 2018 году губернатором Александра Усса. В отличие от «варягов» типа москвича Кузнецова, новосибирца Толоконского и уроженца Шри-Ланки Хлопонина, Усс был коренным красноярцем, 20 лет бессменно возглавлял краевой парламент, нередко конфликтовал с губернаторами, а с Быковым, напротив, поддерживал хорошие отношения. Именно Усс и руководимое им Заксобрание отказывали Генпрокуратуре в снятии неприкосновенности с Быкова, требуя немедленно освободить его, а уголовное дело — закрыть. Однако, став главой края, Александр Викторович автоматически оказался по другую сторону баррикад. Как ни велик край (седьмая часть России), двум медведям у его руля места нет. Не говоря о том, что таких допускать на федеральный уровень не принято. Как и жириновцам в истории с Быковым, «Справедливой России» пришлось отказаться от включения в думский список судимого за кражу екатеринбургского депутата Евгения Ройзмана, и он с перешел к либералам.

Вкладываться в официозную оппозицию после печального опыта с ЛДПР Быков не стал, понимая, что за флажки, обозначенные Кремлем, они никогда не переступят. По его , «КПРФ, ЛДПР, "Справедливая Россия"... все говорят правильно», но «одно дело программу писать, а другое дело превращать в жизнь». Попытки войти в более мелкие политические группировки — «Евразийский союз» и «Патриоты России» — и завладеть ими изнутри провалились. «Евразийский союз» развалился в 2007 году. «Патриоты» набрали на последних думских выборах микроскопические 0,59 % голосов. Ну, а Национал-большевистскую партию Эдуарда Лимонова, написавшего в поддержку Анатолия Петровича книгу «Охота на Быкова», и вовсе запретили как экстремистскую.

Очередной удар Быков получил после введения в крае «криминального фильтра», запрещающего судимым за особо тяжкие преступления избираться куда-либо ранее, чем через 15 лет погашения судимости. Истекал запрет как раз в текущем году, и есть мнение, что нынешний арест связан как раз с этим фактором. Поскольку очередной поход Быкова в политику планировался совершенно под иными лозунгами, чем ранее. Если его не допускают к федеральной власти и препятствуют получить требуемую долю в краевой, то мысль об изменении отношений между центром и регионами приходит в голову сама собой.

Геть москальских оккупантов!

Рубикон был перейден 8 августа 2019 года в интервью программе «Красноярское время». Быков обвинил федеральную власть в наплевательском отношении к своей малой родине. Приведя в качестве примера недостаточную и запоздалую помощь в борьбе с лесными пожарами.

«Ни федеральная власть, ни краевая не реагировали на сообщения с мест. И только когда уже площади пожаров стали просто громадными, в Америке об этом заговорили, премьер-министр Дмитрий Медведев проснулся, вылез из своей берлоги. При этом в МЧС только статистику подводили. Видя все это, я пришел к выводу, что нам, сибирякам, нужно объединяться. Только консолидировано мы сможем защищаться от природных явлений. Полагаться на власть, МЧС и полицию уже нельзя. Нынешняя власть слаба. Вообще, у власти сегодня находятся враги нашего государства, нашего народа. Им выгодно только грабить и вывозить всё из страны».

Ну, а раз Кремль не помогает, то зачем ему такому жадному и ленивому платить? Особенно так много, как сейчас? Быков предложил для начала сократить перечисляемую Кремлю долю вдвое.

«Мы не должны сегодня зависеть от Москвы. В 1941 году эту Москву спасали наши деды и прадеды. Они сейчас в гробах переворачиваются, когда видят, какую обратную цену мы получаем из столицы. Москва, как рэкетир, использует регионы, в частности, Красноярский край. Две трети налогов из субъектов РФ уходят в Москву. А нужно отправлять только треть, остальное оставлять в регионе. Поэтому мы создаем свою партию, чтобы юридическим и законодательным путем отстаивать свои интересы, доказывать федеральному центру, что бюджет нужно делить вот так, а не как сейчас».

Чтобы добиться поставленных целей, Анатолий Петрович провозгласил создание регионалистской партии «Наша Сибирь» и объявил о солидарности с участниками протестных митингов в Москве. Особо подчеркнув, что разгоны подобных акций «уже проходили в 1917-м году. Помним, чем тогда все закончилось».

Выступление было замечено. Есть данные, что по его итогам для высоких инстанций была составлена аналитическая записка, в которой излагалась краткая история сибирского регионализма — от «Общества независимости Сибири», лидеры которого были отправлены по каторгам и ссылкам еще в 1865 году, до группы «ВКонтакте» «Марш за федерализацию Сибири», пытавшейся провести 17 августа 2014 года акцию под лозунгом «Хватит кормить Москву!» Уточнялось, что наряду с Быковым интерес к оппозиции проявляют и другие авторитеты. Например, лидер «тамбовской» группировки Владимир Кумарин, охотно дающий интервью «Эху Москвы» и «Открытой России» Михаила Ходорковского.

Указывалось, что многие люди позитивно воспринимают слова Быкова, особенно когда он упоминает о тяжелейшей экологической обстановке в крае. (В 2012–2020 годах город в течение 341 дня жил в режиме «черного неба», когда из-за смога жителям не рекомендовали без крайней нужды выходить на улицу). Отмечалось, что зачастую реакция властей раздражает — например заявление жены губернатора Толоконского,сообщившей , что, «когда в голове чистых мыслей станет больше, грязный воздух перестанет быть опасным».

Ну, и напоследок цитировалось любимое пугало Кремля — покойный советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский. Который в своей книге «Великая шахматная доска» призвал обустроить Россию «по принципу свободной конфедерации, в которую вошли бы Европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика».

Поскольку ни одной «свободной конфедерации» в мире не существует, а все государства такого типа (Объединенная Арабская Республика в составе Сирии и Египта в 1958–1961 годах, Сербия и Черногория в 2003–2006 годах и др.) неукоснительно разваливались, авторы заключили, что в «Великой шахматной доске» заложена программа развала России. Ну, а Быков в лучшем случае — бессознательное орудие этого плана и должен быть изолирован.

«Почему 26 лет ждали-то? —  иронизирует председатель Союза журналистов Хакасии и депутат её парламента от «Патриотов России» Ольга Ширковец. — Или ждали того момента, когда ему можно идти в политику? Получается, на мой взгляд, что власть боится Быкова».

Получается, что так. Вопрос же о его роли в убийстве Войтенко и Наумова тут послужил исключительно поводом. Главное, чтобы не размахивал бело-зеленым флагом сибирского сепаратизма, который особенно ярко выделяется на фоне залитого черным смогом неба.