Сергей Маслов не дождался своей Victoria

Связь задержанного директора «Корпорации развития» с офшорами прослеживается через дорогую яхту.
21.10.2016
Задержанию директора гендиректора «Корпорации развития» Сергея Маслова предшествовал произошедший летом инцидент с дорогостоящей яхтой. Как стало известно Znak.com, Маслов пытался урегулировать вопрос о покрытии убытков с российской страховой компанией, и именно это могло дать следователям дополнительную информацию о его связях с офшорными компаниями. 

Яхта Vicroria (проект А1331), предположительно принадлежащая гендиректору «Корпорации развития» Сергею Маслову, получила повреждения при транспортировке в Турцию. После этого Маслов постарался урегулировать финансовый спор с калининградским филиалом компании «Ингосстрах», который страховал риски при достройке моторной яхты.

Строительство судна шло в итальянской Анконе, на судостроительной верфи International Shipyards Ancona (ISA Group SRL). Строить эту частную лодку начали больше 10 лет назад. Как рассказал один из подрядчиков строительства, корпус яхты был собран на «Севмаше». А потом лодку перевезли в Италию на верфь, совладельцем которой был один из друзей Маслова. По неподтвержденной информации, с 2013 года Маслов несколько раз был там, проводя совещания с подрядчиками. Он приезжал на встречи с дизайнерами вместе со своей супругой, которая принимала участие в выборе материалов внутренней отделки, утверждает источник. 

В прошлом году стало известно, что заказчик строительства – компания, зарегистрированная на Британских Виргинских островах Julesburg Corp., – не погасил задолженность перед прибалтийским подрядчиком. Когда скандал стал публичным, Сергей Маслов заявил, что не имеет никакого отношения к лодке. Он утверждал, что его поездки на верфь носили консультативный характер и гендиректор корпорации просто оказал услугу своему знакомому.

Однако из документов, заключенных между «Ингосстрахом» и Julesburg Corp. на страхование лодки Victoria, можно сделать вывод, что директор «Корпорации развития» является стороной сделки. В ноябре прошлого года в «Ингосстрах» за его подписью ушел запрос, в котором он как представитель заказчика попросил ознакомить его с отчетом страховщика по факту обнаружения деформации корпуса яхты. В какую сумму оценивается ущерб, уточнить не удалось, однако очевидно, что речь идет о достаточно крупной сумме. Стоимость судна оценивается не менее чем в 40,8 млн евро.

Victoria была застрахована в июле 2014 года сроком на год на период достройки, монтажа оборудования и приемо-сдаточных мероприятий. После этого предполагалось начать тестировать яхту в Адриатическом море. По условиям договора страхователь должен был вносить страховую премию в размере 92,5 тыс. евро несколькими траншами с оплатой поквартально, однако уже второй платеж в размере 23 тыс. евро внесен не был и «Ингосстрах» в одностороннем порядке расторг договор. 

Невыполнение условий договора со страховщиком могло быть связано с финансовым положением страхователя. Если лодка принадлежит именно Маслову, то это означает, что его доходы после прихода в корпорацию значительно сократились. В начале «нулевых» он стал президентом «Транснефтепродукта», а в 2008 году – был избран главой «Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи», акционерами которой стали крупнейшие предприятия нефтегазового сектора. 

Вероятно, именно на этот период и приходится начало строительства персональной лодки и его увлечение яхтами – одним из самых дорогих хобби и способов инвестирования. Однако возможности топ-менеджеров частных нефтяных компаний отличаются от возможностей руководителей госструктур. 

Два года назад на встрече с тюменскими депутатами Маслов сообщил, что его заработная плата составляет один миллион рублей в месяц. То есть почти 10% от суммы управленческих расходов компании в 2014 году – это только заработная плата генерального директора (общая цифра – 140 млн, при годовом доходе корпорации в 2014 году – 114 млн рублей). Сведений о расходах за 2015 год еще нет. В 2013 году при выручке в 193 млн рублей расходы на управление составили 291 млн. Финансовое положение «Корпорации» при этом ухудшалось в последние годы.