«Мусорная война» в автограде: на кону 700 тысяч тонн отходов в год

Компания, контролируемая сыном шефа управления Ростехнадзора, синхронно с Росприроднадзором атаковала в суде главного челнинского оператора по сбору мусора.
28.11.2013
Невероятную сумму в 216 млн. рублей должен выплатить МУП «Челныкоммунхоз» по требованию Росприроднадзора по РТ за экологический ущерб, нанесенный в результате размещения отходов на городской свалке в районе села Тогаево. Как стало известно газете «БИЗНЕС Online», такое решение вынес на днях Арбитражный суд Татарстана, полностью удовлетворив иск природоохранного ведомства. Эксперты расценивают это как очередной этап «мусорной войны» в Закамье, которая может закончиться тем, что муниципальная компания разорится, на рынке укрепит свое доминирующее положение Поволжская экологическая компания, которая контролируется Сергеем Петровым.

ФИНАНСОВЫЙ НОКДАУН И «ТЕЛО СВАЛКИ»

В Закамье разгорелась «мусорная война», в результате которой этот рынок могут покинуть некоторые давние и крупные игроки. Росприроднадзор нанес мощный финансовый удар «Челныкоммунхозу» — муниципальному предприятию, которое много лет занималось доставкой и захоронением бытовых отходов на Тогаевской свалке — крупнейшем полигоне в Закамье, куда свозится мусор из Челнов и ряда близлежащих районов. На днях ведомство выиграло в Арбитражном суде РТ иск, согласно которому предприятию придется выплатить 216 млн. рублей за нанесение экологического ущерба, который, по мнению чиновников, был нанесен в результате размещения отходов. Для понимания драматизма ситуации: годовая выручка «Челныкоммунхоза» составляет 160 млн. рублей.

Иск против МУПа — это удар и по челнинскому исполкому, который выступал в этом деле в качестве третьего лица наряду с ООО «Экоподряд» из автограда и ООО «Экология» из Менделеевска (подразделения группы компаний «Мехуборка» с кипрскими оффшорными корнями). По мнению специалистов Росприроднадзора, они также нарушали природоохранное законодательство, хороня твердые бытовые отходы на полигоне, для этих целей не предназначенном.

В ходе процесса представители МУП «Челныкоммунхоз» предоставили свою лицензию, акты и другие документы, по которым место сброса мусора являлось законным. Помимо этого они заявили, что сброс мусора происходил не на почву, на что указывает истец, а на «тело свалки», которая существовала там ранее, и что в течение 11 лет предприятие ни разу не получало никаких предупреждений о нарушении чьих-либо предписаний при вывозе мусора на закрытую свалку. Однако убедить суд в своей правоте им не удалось.

ИЗ АВТОГРАДА ЕЖЕГОДНО ВЫВОЗЯТ 700 ТЫС. ТОНН МУСОРА

Конечно, проигрыш в первой инстанции — это еще не конец спора, однако в случае, если челнинскому МУП не удастся отстоять свои позиции, он будет вынужден уйти с рынка, поскольку станет банкротом. И тогда, по сути, на закамском «мусорном» рынке укрепится доминирующее положение Поволжской экологической компании (ПЭК) — предприятия, которое, как считается, контролирует Сергей Петров — сын влиятельного республиканского чиновника, руководителя управления Ростехнадзора по РТ Бориса Петрова. ПЭК сегодня фактически является главным игроком рынка и контролирует единственный в городе лицензированный полигон.

В Набережных Челнах ежегодно образуется более 700 тыс. т отходов. Из них более 130 тыс. т — бытового происхождения. Нетрудно себе представить, что может произойти, если не вывозить мусор из городских дворов хотя бы два-три дня! Словом, поле для бизнеса просто гигантское.

О проблемах «челнинского Самосырово» — Тогаевского полигона, на который начиная с 1982 года более 30 лет вывозился весь челнинский (и не только) мусор, широко известно в республике. Экологи не раз заявляли о его негативном влиянии на окружающую среду, говорили, что он уже давно не отвечает нормативным требованиям, вышел за свои проектные границы и требует немедленной рекультивации.

В итоге было найдено решение. Рядом с Челнами, у села Новые Сарайлы, с помощью вливаний из бюджета был создан полигон, пришедший на смену тогаевскому. В 2007 году по распоряжению кабмина РТ новый полигон перешел в собственность КАМАЗа. Челнинский автогигант же двумя годами позже решил сдать полигон в аренду ПЭК сроком на 20 лет.

ПЭК, ставшая таким образом хозяином полигона, в свою очередь, выросла из компании «Экосервис», которая начиная с 2001 года также эксплуатировала тогаевский полигон. Кроме того, ей принадлежал мусороперерабатывающий завод. Когда появился новый полигон, «Экосервис» самоликвидировался, кстати, так и не проведя рекультивацию Тогаевской свалки.

Предполагается, что на полигоне отходы должны не напрямую попадать на свалку, а предварительно пройти сортировку на мусороперерабатывающем заводе, владение которым от «Экосервиса» в итоге перешло ООО «Экоподряд» — подразделению группы компаний «Мехуборка». Однако сегодня, как утверждают участники рынка, около 70% челнинского мусора до этого завода просто не доходит (но об этом чуть ниже).

Расклад на рынке в целом таков: ПЭК, кроме полигона, контролирует львиную долю на рынке вывоза мусора с предприятий автограда. Сам «Экоподряд» имеет договор по вывозу мусора с двумя челнинскими управляющими компаниями, остальной же бытовой мусор из города вывозит «Челныкоммунхоз».

«ПОТОМУ ЧТО СВОИ, ИМ МОЖНО»

Судебная атака Росприроднадзора на «Челныкоммунхоз» носит далеко не случайный характер, уверен депутат горсовета Владимир Васев. Он утверждает, что Росприроднадзор действует, координируя свои действия с Петровыми, и напоминает, что глава ведомства Фарит Хайрутдинов являлся замом Петрова-старшего в бытность того министром экологии РТ.

- В том, что сейчас делает Росприроднадзор, напрямую прослеживается лоббирование интересов ПЭКа в чистом виде. Интересно было бы узнать, почему эти действия по предъявлению иска Росприроднадзор не предпринял год или два назад? — задается вопросом Васев. — Хайрутдинов ведь тогда не поднимал вопросы по поводу того, что идет незаконное захоронение и размещение мусора на полигоне! Он сделал это только после того, как ПЭК заставили принимать мусор из Набережных Челнов по расценкам, утвержденным комитетом по тарифам. И вот тут началось давление. До этого многие годы все шло нормально, — сказал Васев.

Вопрос о связке «Петров-старший — Петров-младший» уже не раз поднимался  Васевым — депутатом горсовета Набережных Челнов и соучредителем компании «Челнытелекомстрой». В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» он в очередной раз обратил внимание на то, что Сергей Петров «строит свои мусорные заводы только в сфере влияния своего отца».

Васев также напомнил, что ПЭК «выросла» из компании «Экосервис», которая была учреждена в 2001 году и эксплуатировала тогаевский полигон ТБО без лицензии. Васев утверждает, что до 2005 года лицензию им просто не давали, и только когда полномочия по выдаче лицензий перешли к Борису Петрову, вожделенный разрешающий документ был получен.

- Несмотря на то что в 1992 году захоронения на тогаевском полигоне были запрещены, Петров-старший выписал лицензию и разрешил эксплуатировать этот полигон. То есть вывозить в Тогаево мусор можно было до той поры, пока существовал «Экосервис», который контролировал Сергей Петров. До тех пор пока «Экосервис» работал, все было нормально. Как только эта компания сбежала, лицензия сразу была отозвана. А почему Хайрутдинов не поднимает вопрос о захоронении «Экосервисом» на этом полигоне мусора с 2001 по 2005 годы? Почему не обостряет внимание на том, что «Экосервис», уходя из Тогаево, не рекультивировал свалку? Потому что свои, им можно, — считает Васев.

ПЭК ТРЕБУЕТ С «ЧЕЛНЫКОММУНХОЗА» 13,7 МЛН. РУБЛЕЙ

Интересно, что одновременно с Росприроднадзором «Челныкоммунхоз» атакован и со стороны ПЭК. Компания Петрова-младшего требует взыскать через арбитраж с «Челныкоммунхоза» еще 13,7 млн. рублей — сумму убытков, причиненных в результате пожара, произошедшего на полигоне ПЭКа в мае этого года. Первое заседание по делу назначено на 3 декабря. Как мы уже рассказывали, ПЭК утверждает, что возгорание ее имущества произошло из-за пожара, долгое время бушевавшего на полигоне, который на тот момент эксплуатировал «Челныкоммунхоз». А оппоненты ПЭК, в частности Васев, утверждают обратное: что это был умышленный поджог самой ПЭК, якобы для того, чтобы, воспользовавшись ситуацией, уничтожить отходы высокой категории опасности и неисправное мусоросортировочное и мусороперерабатывающее оборудование, чтобы потом развести руками и сказать, что все сгорело по вине «Челныкоммунхоза».

«НЕ НАДО ОБВИНЯТЬ РОСПРИРОДНАДЗОР ВО ВСЕХ БЕДАХ!»

Газета «БИЗНЕС Online» обратилась к директору МУП «Челныкоммунхоз» Минефанису Хабибуллину с просьбой высказать свою позицию по поводу суда. Он коротко ответил, что у его предприятия в споре с Росприроднадзором «достаточно твердые позиции, поскольку отходы размещались на основании договоров аренды», и что предъявленный иск «Челныкоммунхоз» признавать категорически отказывается. Кроме того, еще до того как суд вынес решение, Хабибуллин заявлял, что в случае проигрыша дела в первой инстанции предприятие подаст апелляцию.

Руководитель пресс-службы Приволжского управления Ростехнадзора по РТ Анна Яковлева пообещала корреспонденту «БИЗНЕС Online» перезвонить, «если Борис Германович посчитает нужным комментировать данную ситуацию». На момент публикации материала звонка не последовало. Пообщаться с Хайрутдиновым также не удалось, однако в приемной нашего корреспондента соединили с заместителем руководителя управления Рустемом Салахутдиновым.

- Если бы у нас или у нашего руководителя была какая-то заинтересованность, все это дело высветилось бы в совершенно иных красках, — сказал Салахутдинов. — Мы свою законную позицию не скрываем, не молчим о ней до принятия судом решения, как некоторые коллеги, это ведь тоже указывает на определенную символику, говорящую о том, что не все чисто у наших оппонентов. На самом деле кто только и в чем только нас не обвиняет! Одни — в связях с Поволжской экологической компанией и лоббировании их интересов, другие — еще в чем-то. Так ведь очень далеко можно зайти и с таким же успехом обвинить Росприроднадзор во всех мировых проблемах. Что касается иска в отношении «Челныкоммунхоза», то мы готовы отстаивать каждый пункт в деталях с документами в руках.

В Росприродназоре считают, что захоронение отходов ТБО «Челныкоммунхозом» на закрытой городской свалке в районе села Тогаево вблизи Набережных Челнов, которая не внесена в госреестр объектов размещения отходов, является нарушением требований статей 9 и 12 закона «Об отходах производства и потребления» №89-ФЗ. Свою позицию заявители иска основывают на том, что функционирование тогаевского полигона ТБО было приостановлено приказом главного санитарного врача России еще в далеком 1992 году. Кроме этого, «Челныкоммунхоз», по мнению надзорного ведомства, не имел законных оснований для захоронения там отходов с 29 июня 2012 года, то есть с того момента, как у предприятия закончился срок действия лицензии, выданной управлением Ростехнадзора.

МУСОРОСОРТИРОВОЧНОМУ ЗАВОДУ ГРОЗИТ ЗАКРЫТИЕ

Как выяснила газета «БИЗНЕС Online», львиную долю челнинского бытового мусора, а это порядка 300 - 350 т ежесуточно, с 1 сентября этого года прямиком, без предварительной сортировки на мусоросортировочном заводе, стали отправлять на полигон ТБО, который арендует у КАМАЗа ПЭК. Между тем в расчетках челнинцев за ЖКУ есть и тариф на сортировку мусора. Директор по развитию ГК «Мехуборка» Ролан Шамсутдинов, к которому наше издание обратилось за комментарием, подтвердил этот факт.

- Некоторый объем сортировки у нас остался, но не в полном объеме, — сказал Шамсутдинов. — Мы перерабатываем сейчас только свои объемы — тот мусор, который вывозим по договорам с двумя управляющими компаниями Набережных Челнов — «Электротехников» и «Челныстройремонт». А большая часть мусора, который образуется в городе, уходит сразу на полигон, минуя сортировочный завод. Каким образом все происходит на полигоне, я сказать не могу. Понятно, что никакой сортировки мусора там нет. Думаю, все просто высыпается на землю, и какими-то силами, какими-то людьми, возможно, пытаются собирать вторсырье, — сказал Шамсутдинов.

При этом он отметил, что руководство «Мехуборки» уже подумывает либо о закрытии мусоросортировочного завода, либо о сокращении персонала.

- На заводе была выстроена целая технологическая цепочка, и мы сегодня пытаемся его эксплуатировать. Но мы понимаем, что около 70 процентов челнинского мусора до нашего завода просто не доходит. И мысли о закрытии завода у нас уже появились. Потому что при такой политике держать людей, конечно, тяжело. Получается, что это направление сегодня само себя не кормит, не дает того, что должно давать. Конечно, не хочется это делать, люди многие работают с момента открытия предприятия, — сказал Шамсутдинов.

«НЕ ИМЕЮ ПРАВА ВМЕШИВАТЬСЯ, ЭТО ИХ ДЕЛО»

Между тем Сергей Петров, к которому за комментариями обратилась газета «БИЗНЕС Online», высказал свою версию на события, происходящие с сортировкой мусора.

- Во-первых, мы сами сортируем мусор. А во-вторых, «Челныкоммунхоз» к нам возит только тот мусор, который «Экоподряд» не успевает отсортировать. У «Челныкоммунхоза», как они нам обозначили, была проблема, их машины очень долго простаивали в очереди на мусоросортировочный завод. Я им сказал: пожалуйста, если вы хотите, мы сами сортировку организуем, возите к нам. Какую-то часть машин, они, видимо, повернули к нам напрямую, — сказал Петров.

На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», каким образом осуществляется сортировка на полигоне, последовал довольно незатейливый ответ.

- Мы сортируем пока руками прямо на полигоне. Согласовали техрегламент на это дело. Мы и до этого так делали, потому что там есть часть отходов, которая ни в коем случае не должна закапываться. Эти отходы все равно попадаются, и их все равно приходится выбирать. Просто взяли больше людей, поскольку мусора стало больше. Сейчас у нас на сортировке работают 15 человек. Общий объем, который к нам должен поступать в год, — порядка 500 - 600 тысяч кубометров. Это плановые цифры, которые «Челныкоммунхоз» собирается к нам привести, — ответил Петров.

Внятного ответа на вопрос, сортируются или нет сейчас в Набережных Челнах ТБО перед захоронением, не смог газете «БИЗНЕС Online» дать и начальник управления городского хозяйства и жизнеобеспечения населения Рафаиль Киямов.

- Вообще, в городе есть порядок, есть график вывоза мусора, есть схема. По ней мусор должен проходить сортировку и только после этого утилизироваться. Есть тариф на вывоз, есть тариф на утилизацию, есть тариф на захоронение, есть тариф на сортировку. Тарифы приняты, предприятия об этом знают, и дальше я вмешиваться в отношения хозяйствующих субъектов — кому куда возить, где сортировать — не имею право. Предприятия самостоятельно между собой заключают договора о том, кто и где сортирует, это их дело, — заметил Киямов.

Между тем корреспондент «БИЗНЕС Online», посетивший полигон, увидел своими глазами, что сортировка на нем действительно не осуществляется. Во всяком случае во время посещения полигона, который арендует ПЭК у КАМАЗа, не то что 15, даже и одного сортировщика обнаружить ему не удалось, что подтверждается отснятым видеоматериалом.

«ПЭК СКОРО НАЧНЕТ ШАНТАЖИРОВАТЬ ГОРОДСКИЕ ВЛАСТИ»

Эксперты газеты «БИЗНЕС Online» поделились своим мнением о сложившейся ситуации.

Николай Атласов — председатель комиссии по экологии и ЖКХ Общественной палаты РТ:

— «Челныкоммунхоз» оказался заложником ситуации. Этот МУП является конкурентом как минимум двух компаний — «Экоподряда» и ПЭК. У «Челныкоммунхоза» нет собственного полигона, а мусор нужно куда-то вывозить. Они обратились в ПЭК, а там ответили, что они осуществляют не только приемку, но еще и сортировку мусора. Руководство «Челныкоммунхоза» возмутилось: «Какая еще сортировка, если у вас ее нет?» ПЭК на это ответила: «Не хотите, не надо, не заключайте договор, везите свой мусор куда хотите!»

А куда «Челныкоммунхоз» должен везти мусор? Он вынужден заключать этот договор с ПЭК на условиях, которые выставляет эта организация, потому что на старой, Тогаевской свалке их уже ждет Росприроднадзор со своими претензиями. То есть Росприроднадзор в этом деле играет вполне определенную роль. 20 лет до этой свалки никому не было дела, а здесь резко вдруг появились претензии. ПЭК сегодня — монополист. Полигон лицензированный всего один. Куда деваться «Челныкоммунхозу» со своим мусором, если ему предлагают договор, в котором помимо захоронения предлагается заплатить еще и за сортировку?

Как такое могло произойти? Этот вопрос я бы переадресовал исполкому Набережных Челнов. Мы живем не на Луне, по всей видимости, здесь есть какие-то договоренности между властью и бизнесом. Думаю, что этими делами уже давно должны заинтересоваться соответствующие органы. Считаю, что давно уже пора детально разбираться, начиная с мусора и заканчивая всеми этими тарифами, которые у нас имеют место быть. Для чего строился мусоросортировочный завод? Для того, чтобы уменьшить объемы захоронения на полигоне. На открытие мусороперерабатывающего завода, кстати, приезжал в свое время первый президент Татарстана, а сейчас собранный из наших квартир мусор напрямую, без сортировки увозят на полигон для захоронения. Это у меня в голове не укладывается. При этом строка за сортировку мусора в расчетках на оплату квартиры ведь никуда не делась!

Помните шум, который возник в городе из-за «мегасвалки»? В конечном итоге благодаря усилиям общественности появилось место, куда все-таки этот мусор будут вывозить, — это полигон, который арендует сейчас ПЭК у КАМАЗа. Но не кажется ли вам это платой за то, что появилось это самое место для вывоза городского мусора? «Мы согласны принимать городской мусор, но взамен вы нам отдайте тариф на сортировку». Это я говорю как один из возможных вариантов сценария событий. То есть горожане платят дань за несуществующую услугу. Людям и так жить нелегко, а тут еще на них вешают оплату за услугу, которая, по сути, не выполняется.

Владимир Васев — депутат горсовета Набережных Челнов, совладелец ООО «Челнытелекомстрой»:

— Я не побоюсь прямо сказать, что ПЭК договорился с Рафаилем Киямовым, и он подписал бумагу о том, что тариф за сортировку мусора, а это в Набережных Челнах порядка 8 рублей с человека в месяц, передали совсем недавно открытой фирме «ПЭК-Регион». Сколько бомжей с баграми должно быть в штате, чтобы осуществлять хоть какую-нибудь примитивную сортировку на полигоне?

Муниципальное предприятие, даже если оно будет работать в убыток или вообще находиться на грани банкротства, все равно будет вывозить мусор. А одна коммерческая структура, которая уже практически ликвидировала всю конкуренцию на этом рынке и которая сейчас пытается добить «Челныкоммунхоз», полностью монополизировать этот рынок, будет только диктовать условия — городу, жителям Набережных Челнов.

Они в будущем начнут завышать тарифы. Они, условно, поднимут тариф в 3 раза и скажут: «Или вы согласитесь работать по нашим тарифам, или мы с вами работать не будем». Что в этой ситуации должен будет делать город? Транспорта для вывоза мусора уже не будет. Если «Челныкоммунхоз» ликвидируют, вряд ли его автопарк сохранится, его или распродадут, или спишут. А ПЭК будет просто шантажировать город, но это будет такой шантаж, с которым и сделать будет ничего нельзя. Он уже идет. ПЭК не устраивают тарифы на захоронение мусора, утвержденные республиканским комитетом по тарифам. Уже идет попытка вытащить деньги из средств ЖКХ за неоказанную услугу — в данном случае за сортировку мусора — по 8 рублей с человека ежемесячно. В месяц это примерно 3 миллиона рублей. Услуга эта не оказывается, сортировка мусора не осуществляется.

«ГДЕ МУСОР, ТАМ И ДЕНЬГИ»

Владимир Иванов — генеральный директор ООО «Бизнес-Центр»:

— На войне как на войне — все средства хороши. Между тем если посмотреть глубже, то экология — это самая большая проблема Набережных Челнов. Ни в плохих дорогах, ни в скудном бюджете, не в проблемах КАМАЗа, а именно в экологии. У нас экологией занимается черт знает сколько структур, но у семи нянек дитя без глазу. Предприятия платят отчисления за нанесенный вред окружающей среде, в итоге и минпророды, как говорится, довольно, и «волки сыты». Между тем как вывозился мусор в течение 20 лет на закрытый тогаевский полигон, так и вывозится, и никому до этого никакого дела не было.

Вот еду я по городу и вижу, что еле ползет старенький, дымящий черным облаком «КАМАЗ», мусоросборочная машина с оранжевой когда-то кабиной, которая сейчас стала коричневой, потому что вся ржавая. От нее во все стороны летит мусор. Но самое интересное, что на этой машине аршинными буквами написано: «ЧИСТЫЙ ГОРОД». Вот вам и вся работа «Челныкоммунхоза». Поэтому тут главный вопрос к властям, которые не могут организовать конкурентный бизнес на этом рынке.

Что 20 лет делал исполком города, администрация, мэрия — или как они еще назывались за эти годы? Куда они смотрели? Почему с 1992 года этой проблемой никто не занимался? Почему за 20-летнее бездействие властей должны платить рядовые челнинцы? Ведь если «Челныкоммунхоз» проиграет дело в арбитраже, штраф заплатят из бюджетных средств, то есть за счет налогоплательщиков. А что думает об этом мэр города Василь Шайхразиев? А что думает предыдущий мэр, ныне премьер-министр РТ Ильдар Халиков? Пока не будет персональной ответственности руководителей, сидящих в больших кабинетах, никогда не будет порядка. Вот так и будет продолжаться, что некие коммерческие структуры, приближенные к власти, будут забирать себе место монополиста на рынке и «проглатывать» бюджетные средства и все остальное, то есть самые лакомые куски.

Проблема же эта не чисто городская, она слишком большая и серьезная на самом деле. У нас же совершенно не выстроена система сбора, сортировки и переработки мусора. Во всем мире экология — это очень дорогая штука. Мы пока, по сути, три копейки за это платим, поэтому выкидываем мусор, выкидываем и выкидываем. Должна быть экономическая база переработки мусора, выкидывать мусор должно быть очень дорого! В принципе, должна существовать государственная программа, как из мусора делать деньги. К примеру, в Осло, столице Норвегии, весь мусор перерабатывается, а все, что не нужно, просто-напросто сжигается. Благодаря этому город получает 40 процентов необходимого для себя тепла. Есть уже технологии в мире, они давно разработаны, надо только взять и у себя применить. В Норвегии ни один грамм мусора не закапывается в землю, они теперь даже для своих ТЭЦ начали закупать мусор из Германии, Голландии, Швеции, Дании и других стран. Им уже не хватает своего мусора!

Мусор может стать не только экологической, но и политической проблемой. Если вспомнить события в Неаполе, то лет пять назад там вообще это привело к смене правительства. В то время говорили, что тему мусора курирует мафия. Между тем все хорошо знают, что мафию не интересует мусор, ее интересуют только деньги. А получается, что где мусор, там и деньги. Поэтому понятно стремление некоторых коммерческих структур подмять под себя этот рынок.

Справка

Муниципальное унитарное предприятие города Набережные Челны «Челныкоммунхоз»
Татарстан, г. Набережные Челны, ул. Лермонтова, 54
Директор — Минефанис Хабибуллин.
По данным СПАРК, уставный капитал (на 21.06.2010) — 908 100 рублей.
По данным на 19 октября 2011 года, 93,84% доли в уставном капитале принадлежит минземимуществу РТ.

Общество с ограниченной ответственностью «Поволжская экологическая компания»
Татарстан, г. Казань, ул. Аделя Кутуя, 160
Директор — Ольга Гудимова.
По данным СПАРК на 29 марта 2013 года, 100% УК (4,3 млн. рублей) принадлежит Сергею Корчагину.

Общество с ограниченной ответственностью «Поволжская экологическая компания-регион»
Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Панфилова, 41
Директор — Наталья Яманова. 
По данным СПАРК на 11 мая 2012 года, 100% УК (10 тыс. рублей) принадлежит Корчагину.

Общество с ограниченной ответственностью «ПЭК регион 1»
Татарстан, г. Казань, ул. Аделя Кутуя, 160
Директор — Ольга Гудимова.
По данным СПАРК на 10 января 2013 года, 100% УК (10 тыс. рублей) принадлежит Корчагину.

Общество с ограниченной ответственностью «Поволжская экологическая компания»
Татарстан, г. Набережные Челны, ул. Низаметдинова, 20
Директор — Рудель Сафаров.
По данным СПАРК на 21 марта 2013 года, уставный капитал составляет 21,8 млн. рублей. Выручка от продажи (31.12.2012) — 130,6 млн. рублей.
100% УК принадлежит Корчагину.

Общество с ограниченной ответственностью «Поволжская экологическая компания»
Татарстан, Лаишевский район, д. Орел, ул. Олимпийская, 2А
Директор — Андрей Усов.
По данным СПАРК на 11 июля 2013 года, 100% УК принадлежит Корчагину.

Общество с ограниченной ответственностью «Мехуборка Групп»
г. Санкт-Петербург, ул. Цветочная, 18 Литер А
Генеральный директор — Дмитрий Серебрянников.
По данным СПАРК на 15 ноября 2011 года, уставный капитал составляет 50,5 тыс. рублей.

По данным на 12 ноября 2012 года, совладельцами компании являются: компания «ТЕЙНЕРФОРС ЛИМИТЕД» (TAINERFORCE LIMITED), 332 Агиу Андрэу Стрит, «Патрициан Чамберс» почтовый ящик 54543, 3725 Лимассол, Кипр — 99,01% УК. Компания «БЛЕЙДСЕРВ ЛИМИТЕД» (BLADESERVE LIMITED), 332 Агиу Андреу Стрит, «Патришиан Чамберс», почтовый код 3035, Лимассол, Кипр — 0,9% УК.

По данным на 16 марта 2010 года, совладельцами являлись: Андрей Антонов — 5,94%, Евгений Еремин — 5,94%, Денис Жаркевич — 5,94%, Константин Жаркевич — 45,54%, Денис Лебедев — 5,94%, Валерий Ловягин — 5,94%, Александр Рудаков — 5,94%, Дмитрий Серебрянников — 5,94%, Владислав Соколенко — 5,94%, Ролан Шамсутдинов — 5,94%,

Общество с ограниченной ответственностью «ЭкоПодряд»
Татарстан, г. Набережные Челны, Промкомзона
Генеральный директор — Марат Галаутдинов.
По данным СПАРК на 19 мая 2009 года, уставный капитал составлял 400 тыс. рублей.
Выручка от продажи (31.12.2012) — 120,6 млн. рублей.
По данным СПАРК на 20 февраля 2013 года, совладельцами компании являются: ООО «Мехуборка Групп» — 51%, Мунавир Гимазетдинов — 41%, Нафися Аглямова — 8%.

Общество с ограниченной ответственностью «Экология»
Татарстан, г. Менделеевск, ул. Химиков, 5, кв. 46
Директор — Руслан Гришин.
По данным СПАРК на 12 января 2012 года, уставный капитал составлял 27,9 тыс. рублей.
Выручка от продажи (31.12.2012) — 5 млн. рублей.
По данным СПАРК на 20 февраля 2013 года, совладельцами компании являлись: ООО «Мехуборка Групп» — 69,89%, Вячеслав Шинкарюк — 14,98%, Николай Атласов — 14,98%.