Мазепин взъелся на «Томет»

Из-за конфликта между кредиторами тольяттинское предприятие оказлось под угрозой разорения.
26.11.2020
Скандальная ситуация вокруг одного из крупнейших производителей метанола в России — тольяттинского предприятия «Томет», которое оказалось на грани полного краха, — близится к промежуточному итогу. Уже на этой неделе состоится очередное заседание самарского арбитража по банкротству компании, инициированному двумя его кредиторами — «Уралхимом» и «Тольяттиазотом», — где будет решаться судьба предприятия и двух сотен его работников.

Напомним, «Томет», будучи заложником давнего корпоративного конфликта, спровоцированного «Уралхимом» в отношении «Тольяттиазота», оказался в тяжелом кризисе после ареста своих счетов и невозможности продолжения хозяйственной деятельности. Комсомольский районный суд г. Тольятти принял решение наложить на «Томет» обязанность компенсировать ущерб 87 млрд рублей, из которых 77 — в пользу «Тольяттиазота», и 10 — в пользу «Уралхима».

Рабочие «Томета» обратились с открытым письмом к премьер-министру РФ Михаилу Мишустину, который поручил Минпромторгу разобраться с ситуацией. Однако ни посредничество федерального министерства, оказавшееся неэффективным, ни угроза безработицы сотен семей в и без того сложные времена, ни предстоящие проблемы регионального бюджета не возымели эффекта.

С одной стороны, «Уралхим» через юриста Дмитрия Татьянина и генерального директора Сергея Момцемлидзе транслирует в публичное пространство «серьезную обеспокоенность в связи с остановкой производственной деятельности ООО „Томет“ и возможным банкротством этого предприятия», заявляя, что инициатором разбирательства стал «Тольяттиазот». Однако в то же время представители «Уралхима» через судебные инстанции создают все условия для краха «Томета» и появления у предприятия нового собственника.

Действительно, согласно данным сайта арбитражного суда Самарской области, первым было зарегистрировано заявление о банкротстве «Томета», поданное «Тольяттиазотом». Однако в апелляционной жалобе и других документах «Уралхим» настаивал на приоритете именно своего заявления. В результате получается странная ситуация: декларируя заинтересованность в деятельности предприятия, возбуждать в отношении него исполнительное производство, которое приводит к аресту счетов. Не менее странно говорить о вынужденности участия в банкротстве, но при этом спорить с «Тольяттиазотом» за приоритет в рассмотрении заявления с учетом ранней публикации.

Тем не менее «Уралхим» направил в адрес министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантуровадва письма, в которых говорится о желании помочь «Томету» посредством реализации «конструктивного» предложения, хотя на самом деле провоцируется полная остановка предприятия.

«Конструктивное» предложение владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина заключается в том, что его компания согласится забрать у приставов исполнительные листы в обмен на имущество «Томета» через договор залога, а «Тольяттиазот» вообще заберет из суда заявление о банкротстве. Свое заявление о банкротстве «Уралхим», «вынужденный» его подать, забирать из суда не собирается.

На возражения «Томета», что передача в залог всех активов не отвечает интересам других кредиторов и может быть оспорена при банкротстве, «Уралхим» отвечает, что все активы «Томета» и так арестованы судом для исполнения приговора, а значит «Уралхим» все равно является их залогодержателем, следовательно, может заключить дополнительно и соглашение о залоге. Примерно в таком ключе об этом пишет Минпромторгу юрист «Урахима» Дмитрий Татьянин.

Как пояснили независимые юристы, статус залогового кредитора в деле о банкротстве предоставляет такому кредитору дополнительные преимущества в виде возможности получить до 80% от стоимости реализации всех заложенных активов или заключить мировое соглашение на нужных себе условиях. Также залог активов вполне может являться и способом поглощения предприятия. Оставшись один в процедуре банкротства, «Уралхим» сможет в любой момент его прекратить и обратить взыскание на заложенное имущество, а если имущество не будет реализовано на торгах, оставить его себе со значительным дисконтом.

В этой ситуации вовсе не исключено, что «Уралхим» не лукавит, заявляя о своей заинтересованности в стабильной работе «Томета». Правда, стабильная работа компании может интересовать его лишь при том условии, что единоличным владельцем «Томета» будет сам «Уралхим» или дружественные ему структуры.

Адвокаты «Томета» полагают, что такой вариант вполне возможен, поскольку такие намерения не особо скрываются «Уралхимом». Адвокат Татьянин, например, заявлял на переговорах, что «Томет» является экономически успешным предприятием, но мог бы работать еще лучше при других собственниках и менеджменте. Кто эти возможные новые собственники, юрист не сказал, но в нынешней ситуации об этом несложно догадаться.

В этой связи неудивительно, почему «вынужденный» участвовать в банкротстве «Томета» «Уралхим» так не желает избавить себя от этой неприятной ему миссии, а в качестве компенсации за страдания настаивает на передаче ему в залог всего имущества.

Удивительно другое. Минпромторгу РФ, которому глава правительства РФ поручил урегулировать ситуацию, не удается призвать к законности «Уралхим» и его владельца. Является ли это свидетельством хороших лоббистских возможностей Мазепина, о чем часто упоминается в прессе, или же отсутствием у органа федеральной исполнительной власти достаточных политико-правовых инструментов, пока неизвестно.