Евгений Чичваркин: пострадает весь бизнес, кроме похоронных услуг и коллекторов

Как миллионер встретил кризис.
31.03.2020
Великобритания ввела жесткий карантин за неделю до России. Проект «Русские норм!» узнал у лондонского предпринимателя Евгения Чичваркина, как пандемия сказывается на его бизнесе и каким ему видится развитие кризиса в России, откуда он родом. Это интервью вошло в спецвыпуск «Коронавирус и кризис 2020».

— В мае 2018 года в интервью «Русским норм!» вы предсказывали России большой кризис в срок от полугода до полутора лет. И вот… 

— Я не угадал. Прошло почти два года. И не только в России сейчас кризис, а по всему миру. Но Россия как нефтезависимая страна пострадает капитально. Мы еще даже не представляем, насколько трагичным окажется снижение цен на нефть — если это продлится не месяц или два. 

Все [в России] полностью зависит от нефти. Частный бизнес чахлый, инициативы мало, люди в унынии, везде сидят чекисты, всюду неэффективность — это все настолько ослабило систему… Пока у меня прогноз очень пессимистичный. 

— В другом интервью «Русским норм!», в декабре 2019-го, вы говорили, что в ближайшие годы ваше личное состояние достигнет нескольких сотен миллионов долларов. Скорректировали уже эти ожидания? 

— Знаете, у нас в этом году был потрясающий февраль. В прошлом феврале мы потеряли деньги, в этом — заработали. Январь тоже был неплохой. Понятно, что сейчас у нас покупатели исчезли. Но убытки от закрытия мы можем плюс-минус покрыть страховкой. 

Не мы одни, вся индустрия в тяжелейшем стрессе. Индустрия гостеприимства в этой стране [Великобритании] — третья или четвертая по размеру. Это очень много рабочих мест, она приносит очень много налогов. Понятно, что ее не положат. Как-то все-таки попытаются дать ей возможность спастись. 

Сколько продлится эта эпидемия? Может быть, полгода. Может быть, год или полтора. Мы не знаем. В конце концов люди, которые переболеют и приобретут определенный иммунитет к этой заразе, устанут сидеть дома. Нам еще повезло со страной — тут интеллектуалы управляют. 

Вот в России точно введут комендантский час и прочее советское говнище — когда вылезет чудовищная статистика. Потому что любую беду путинские власти всегда используют для ограничения свободы. Они ее ненавидят и всячески пытаются ограничить. Происходящее — прекрасный повод. 

— А рецессия в мире, по вашим ожиданиям, сколько продлится? 

— Я не знаю. Пока все валится, тяжело сказать. Денег у людей много. Все, кто на этих максимальных уровнях напродавался, сидят с миллиардами кэша и ждут… 

Все зависит от перемещений. Они очень важны. От отсутствия перемещений людей страдают целые индустрии. Хорошо, что перемещаются грузы — можно не бояться голода, несмотря на то, что люди устраивают битвы за гречку. 

Если бы этот вирус появился 20 лет назад, ничего подобного не было бы. Ну азиаты ходили бы в масках… Старым людям сказали бы не выходить из дома, посоветовали бы пить мед с малиной. Но сейчас эра гуманизма… 

Плюс — 11 лет без рецессии. Не могли придумать, откуда прилетит. Все было слишком хорошо во всех сферах. Цикл есть цикл. 

— Какие индустрии пострадают больше всего? 

— Все, кроме похоронных услуг и коллекторов. А также торговцев оружием. В Штатах, если я не ошибаюсь, за неделю продали столько же оружия, сколько за весь предыдущий год. Все правильно. Как пел [российский рэпер] Луперкаль: «Я остаюсь сам по себе, и на любых семь бед лишь один ответ — стоит запастись оружием». 

— А в России? 

— У нас героиновая зависимость от нефти, несовместимая с жизнью. Некоторые пишут, что нефть может стоить $17 за баррель. Я не сторонник этого мнения, но думаю, что и при цене в $27–28–29 за баррель вся эта огромная промышленность генерирует убытки, которые нужно будет покрывать, либо грабя бизнес и граждан, либо допечатывая огромное количество денег. Печатать деньги [Владимир] Путин боится, но будет вынужден это делать. 

— Вы допускаете, что Россия может выиграть от ценовой войны, которую она, кажется, развязала? 

—Ха-ха. Ценовая война, я думаю, это со стороны саудитов. А Россия их просто несколько раз обманывала и очень заносчиво себя вела. 

Если ты собрался на соревнование по фаллометрии, проверь вводные: хватит тебе или не хватит. У короля Саудовской Аравии толще, и он это показал. 

— Какие последствия будут у глобального кризиса? 

— Огромное количество тяжб между наследниками. 

— Что бы вы посоветовали россиянам? 

— Если вы, как я, не готовы идти на баррикады и свергать строй, уезжайте. Не можете бросить работу? Вывозите детей. Камни с неба пока не падают, но тучи уже есть. 

— А тем, кто не может последовать этому совету, стоит запасаться гречкой?  

— Нет. Могут быть, конечно, сбои поставок. Если есть любимые продукты, можно сделать не двухдневный, а двухнедельный запас. Но вы знаете, что даже в Италию и из Италии ходят грузы? Сейчас можно купить вино в Италии — его привезут. Там работают фермы, вся сельхозиндустрия. Еды меньше не станет. 

Когда вы видите, что на полке магазина нет ни одного рулона туалетной бумаги, это говорит только о том, что 80% людей просто идиоты. Закон Парето — он такой. 

Чего я дозакупил чуть больше? Просто витаминов, для иммунитета. И итальянских приятных колбас — четыре разных. На случай если леваки воспользуются ситуацией и на время закроют [поставки]. И трюфельных макарон в ассортименте. Мы, рожденные в советское время, должны себе поставить галочку: да, я сходил за макаронами. И рисом басмати. Да, риса я тоже 3 кг купил.