Банкопад в Татарстане

Ситуация в банковской сфере Татарстана привела к социальным протестам вкладчиков.
10.04.2017
В Татарстане не утихают протесты граждан, выступающих против отзыва Центробанком лицензий сразу у нескольких ведущих банков. По нашей информации, они могли поплатиться за то, что руководство республики начало публично возмущаться тем, что собираемые налоги уходят в федеральный центр. Учитывая, что ситуация в экономике аховая и регионам не хватает денег, протесты в Татарстане могут стать первой ласточкой.

Началось всё с того, что ЦБ России зафиксировал дыру размером в почти 100 млрд рублей у Татфондбанка – крупнейшего финансового учреждения республики, да ещё и тесно связанного с её правительством. Раньше бы, видимо, центр и помог санации банка. Но сейчас другие веяния – денег нет, а вы держитесь, если можете. С этим совпала политическая необходимость наказать строптивую республиканскую власть, о чём чуть позже.

В итоге Банк России забрал лицензию не только у Татфондбанка, но и у связанных с ним Интехбанка и Анкор банка сбережений, а затем ещё и у Татагропромбанка. Более того, председатель правления Татфондбанка, по всей видимости, является родственником экс-президента Минтимера Шаймиева, бывший министр финансов республики Роберт Мусин, его первый заместитель и ещё ряд банковских топ-менеджеров были арестованы по подозрению в совершении «мошенничества в особо крупном размере».

Вкладчики пошли на штурм правительства

Республика бурлит, ведь в результате банковского кризиса пострадал примерно каждый четвёртый её житель. Жители выходят на митинги протеста, в марте была и попытка штурма обманутыми вкладчиками Дома правительства в Казани. Они требовали от премьер-министра Татарстана Ильдара Халикова создать фонд для выплат им компенсаций, куда были бы внесены деньги предприятий местных олигархов и средства бюджета.

Забавно, что этот самый Халиков, возглавляя правительство республики, как раз работал председателем совета директоров Татфондбанка, так что претензии разгневанных клиентов в его адрес были вполне обоснованными. Однако власть предпочла иной способ решения проблемы: Халиков ушёл в отставку с поста премьер-министра республики, пересев в кресло руководителя компании «Татэнерго». Лишился своего поста и глава Нацбанка по Республике Татарстан Мидхат Шагиахметов.

Первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин откровенно заявил: «Начиная с мая 2016 года (то есть почти за год до отзыва лицензии. – Ред.) мы понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении. Мы знали, что его капитал утрачен, а финансовая отчётность существенно недостоверна». То есть знали и ничего не сделали для исправления ситуации, для спасения денег вкладчиков? Значит, либо не хотели, либо не могли. А что ещё более вероятно – и то и другое.

Казань прижимают к ногтю

Теперь переходим к большой политике. Судя по всему, за ударом по татарстанским банкам может стоять желание федерального центра поставить на место региональные элиты. Дело в том, что те начинают всё более активно возмущаться несправедливостью нынешней налоговой системы, при которой регионам остаётся лишь меньшая часть собранных там налогов, большая же часть уходит в Москву. А региональные власти, получается, вынуждены сами разбираться с протестами рассерженных горожан, возмущённых тем, что государство свёртывает свои социальные функции. Так, глава Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин уже предложил оставлять половину заработанных регионами денег на местах.

В ответ премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что федеральный центр не пойдёт на налоговые уступки. Не сдержался и сам президент Татарстана Рустам Минниханов, публично назвавший политику Москвы по отношению к регионам-донорам раскулачиванием. По его словам, центр пытается решить за их счёт проблемы страны, не думая о том, что в регионах-донорах «тоже люди живут и работают, создают добавленную стоимость, платят налоги, строят новые предприятия, создают рабочие места». Минниханов предупредил о плачевных последствиях такой политики: «Мы понимаем, что нужно поддерживать регионы-реципиенты, но не за счёт ухудшения ситуации у регионов-доноров». Ведь Татарстан занимает среди всех субъектов РФ пятое место по объёму внешнеторгового оборота, третье – по сельхозпродукции, пятое – по вводу жилья.

Тут стоит вспомнить, что в 90-е годы, когда Татарстан возглавлял Шаймиев, Казань была фактическим лидером региональной фронды, отстаивавшей свои права в перетягивании финансового каната с Москвой. Именно Татарстан одним из первых заключил с федеральным центром договор о разграничении полномочий. Как только Владимир Путин пришёл к власти в 2000 году, он начал централизацию страны, то есть приведение всех регионов к одному виду. Шаймиев был отправлен в отставку, однако власть по сути не сменилась, ведь Минниханов много лет возглавлял у Шаймиева правительство.

Похоже, прижатие республики к федеральному ногтю началось снова. В том числе в финансовой сфере. Если прежде территориальные управления ЦБ РФ сами вели надзор за региональными банками, то с марта этого года в центральном аппарате ЦБ создана служба текущего банковского надзора. Центральный аппарат взял на себя функцию проверки региональных банков. Зампред ЦБ Ольга Полякова объявила, что все кредитные организации, которые сейчас находятся под надзором территориальных учреждений ЦБ, будут переходить под надзор новой службы. Понятно, что цель этой реформы – минимизировать возможность давления региональных властей на представителей территориальных управлений ЦБ. Дескать, пусть лучше на них давит федеральный центр.

То же относится и к Казани. Нацбанк по Республике Татарстан прежде был самостоятельным подразделением ЦБ РФ. Три года назад он лишился этого статуса и стал лишь отделением в Волго-Вятском главном управлении ЦБ. А теперь, по словам вице-президента Ассоциации региональных банков России Яна Арта, очевидно, что банковская самостоятельность Татарстана окончательно завершается. По мнению Арта, «ЦБ поставит на место главы Нацбанка Татарстана фигуру уже не казанскую»... Поговаривают, что в ближайшее время прекратит своё существование договор о разграничении полномочий этой республики с федеральным центром. Наконец, ожидается, что будет ликвидирован как атавизм прошедшей эпохи и её символ – должность президента Татарстана. Не зря Владимир Жириновский говорит: «Казань распухла и живёт как на свадьбе».

Число банков может сократиться наполовину

Профессор МГИМО Валерий Соловей считает, что из-за банковского кризиса в Татарстане снизился и рейтинг Минниханова: «Стало понятно, что он не тот человек, в отличие от Шаймиева, который может защитить людей. В республике была уверенность, что ситуацией в ней управляет Казань, а не Москва. Сейчас жители оказались в шоковом состоянии. Очевидно, что Минниханов из неприкасаемого стал прикасаемым». С ним согласен политолог Аббас Галлямов: «До отставки, думаю, не дойдёт, но позиции главы региона в диалоге с центром сильно ослабеют». На акциях протеста уже звучат требования отставки Минниханова, в социальных сетях – карикатуры и демотиваторы в его адрес. А в остатке – подорванное доверие инвесторов к одному из самых стабильных российских регионов.

КСТАТИ

Возникает вопрос – кто именно должен нести ответственность за крах банков? По идее, их владельцы, которые как собственники несут неограниченную ответственность за компанию. Тем более нет причин волноваться за банки с государственным участием – оно то уж точно должно было вернуть все деньги. Однако у ТФБ есть ряд подводных камней.
Во-первых, Татфондбанк не являлся чисто государственным – на момент его краха только 38% принадлежало компаниям, контролируемым татарским правительством. Таким образом, лишь в этой доле вкладчикам не стоит волноваться – государство здесь всё прикроет, но вернут ли оставшиеся 62% депозитов другие совладельцы Татфондбанка?

Или, вероятно, они предпочтут обанкротиться, чтобы не отдуваться за тонущий денежный мешок. Да и это не всё – удивительно, как председатель правления ПАО «Татфондбанк» Роберт Мусин вовремя выскочил, продав свою долю в банке госкомпании. Таким образом он не просто сумел выручить деньги за свою долю, которая теперь не стоит и ломаного гроша, так ещё и ушёл от ответственности. Хотя за другие проделки ему, вероятно, всё же придётся познакомиться лично с Фемидой.

«По версии следствия, Мусин и неустановленные должностные лица ПАО «Татфондбанк», осведомлённые о неплатёжеспособности банка и возможности отзыва лицензии ЦБ России, в декабре 2016 года незаконно вывели залоговое имущество ООО «Урман» по четырём кредитным договорам с ПАО «Татфондбанк» на сумму более 847 млн рублей», – сообщает СУ СКР. Но возникает вопрос: где всё это время был Центробанк – спал?